добавить стихотворение в закладки?

Выживет ли человек, и каким он будет в условиях технократического века? Вот бывший семинарист, а теперь внештатный корреспондент областной молодежной газеты Авдий Каллистратов. В его воображении оживают события многовековой давности и прежде всего Христос, чья земная участь соотносится с судьбой айтматовского персонажа. Вот чабаны-антиподы Бостон и Базарбай. А вот" алкоголики-анашисты, охотники-заготовители, больше похожие на бандитов-расстрельщиков. И тут же подробнейшим образом изображается жизнь волчьего семейства, описываются материнские чувства волчицы Акбары, гибель ее детенышей, жестокая облава на сайгаков, ставшая началом их массового уничтожения. И это не просто отдельные сильные эпизоды. Люди и звери, человеческий мири природный, как показывает Айтматов, скреплены жесткой, нерасторжимой причинно-следственной связью. Безжалостность, проявленная человеком по отношению к природе, оборачивается против него самого:

"Люди и звери". Человек и природа в романе Ч.Айтматова"Плаха"

Поступив в семинарию и столкнувшись с непониманием многими священниками вопроса о развитии идеи Бога и церкви, он задаётся вопросом, на который ответ так и не находит [3]. Давая оценку этому поступку, Ч. Айтматов пишет о том, что сами мысли и есть форма развития, единственный путь к существованию таких идей [4]. Первая и вторая части[ править править вики-текст ] После отчисления из семинарии Авдий устраивается работать в редакцию местной газеты и для написания статьи едет в Моюнкумскую пустыню , чтобы описать развитую там наркоторговлю.

Долго разговаривая с ними, Авдий Каллистратов приходит к выводу, что не эти люди виноваты в том, что нарушают правила, а система:

В книжном интернет-магазине «Читай-город» вы можете заказать книгу Плаха (Айтматов Ч.) по низкой цене. Бесплатная доставка по всей России.

Когда волчья стая окружила сайгаков, внезапно появились вертолёты. Здесь Авдий узнал первое правило гонцов: Теперь гонцам предстояло самое трудное: Один Лёнька пытался разнять дерущихся. Авдий переждал ночь под железнодорожным мостом. Под мостом проходила просёлочная дорога. Между тем Авдию становилось всё хуже.

Это были его последние слова. Волчат этих Базарбай собирался продать очень дорого. Базарбай встретил его неприветливо. Невольно вспомнилось тяжёлое детство.

Вслед за коротким, легким, как детское дыхание, дневным потеплением на обращенных к солнцу горных склонах погода вскоре неуловимо изменилась — заветрило с ледников, и уже закрадывались по ущельям всюду проникающие резкие ранние сумерки, несущие за собой холодную сизость предстоящей снежной ночи. Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар.

Жутко, что тут разыгралось — в метельной кромешности исчезли горы, исчезло небо, исчез весь прежний видимый мир. Потом все стихло, и погода прояснилась. С тех пор, с умиротворением снежного шторма, скованные великими заносами горы стояли в цепенеющей и отстранившейся ото всего на свете стылой тишине.

Люди не ведают страха — они привыкают к нему: обеденный стол их — не плаха, и дом не похож на тюрьму. Бесстрашные, словно камни, и вечные.

Надзиратель парижского лицея своим поведением вызвал к себе ненависть со стороны студентов, и они решили отомстить ему. Студенты схватили надзирателя, привели в полуподвальное помещение и в масках устроили суд над ним. Выступил"прокурор", который от имени всех студентов обвинил его в"злодеяниях", перечислив все его"преступления". Принесли плаху и топор и объявили осужденному, что ему осталось три минуты на то, чтобы покончить все земные расчеты и приготовиться к смерти.

После этого студенты с хохотом предложили ему подняться.

Сочинение:"Люди и звери". Человек и природа в романе Ч.Айтматова"Плаха"

Он практически уморил голодом свою жену, но мечту осуществил. Как жалок он, когда со счастливым, самодовольным видом поедает кислый крыжовник! Безнаказанность породила в Диком полнейшую разнузданность. Он меняет в каждой ситуации свои мнения на прямо противоположные в зависимости от того, какое лицо — значительное или нет — оказывается в ней задето.

Булгакова"Собачье сердце", профессор Преображенский - потомственный интеллигент и выдающийся ученый-медик.

Чингиз Торекулович Айтматов. Плаха. () Чингиз Торекулович И однако страх безрассуден, тем более уже знакомый, пережитый.

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас. В таком случае, подтвердите , что вы не робот и продолжайте пользоваться нашим сайтом.

Рифма к слову «стра́хов»

Показать комментарий Мы сбрасываем небо со счетов и теряем крылья - землю обретя, шагаем вдаль осенним листопадом, и тратим время суетно, бесцельно. И не хватает нам умения понять, принять душой, пути иного - радости летать, и тех высот, что покорятся смелым.

Умирает человек. Ибо нет спасенья от любви и страха, Тяжелее платины Сатурново кольцо, Черным бархатом завешенная плаха. И прекрасное лицо .

Спасибо Вадим, ваша версия и верно, более правильна. А что такое"Вар.:

Сергей Зайцев афоризм на тему СТРАХ от 17.08.2015 02:08:22

Чингиз Айтматов — классик русской и киргизской литературы, лауреат многих престижных премий. Его произведения переведены на языков мира. Многие его произведения экранизированы.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ В РОМАНЕ"ПЛАХА" Ч. АЙТМАТОВА . переживания матери-волчицы, охваченной страхом за жизнь своих детены- шей, этот.

Вслед за коротким, легким, как детское дыхание, дневным потеплением на обращенных к солнцу горных склонах погода вскоре неуловимо изменилась — заветрило с ледников, и уже закрадывались по ущельям всюду проникающие резкие ранние сумерки, несущие за собой холодную сизость предстоящей снежной ночи. Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар.

Жутко, что тут разыгралось — в метельной кромешности исчезли горы, исчезло небо, исчез весь прежний видимый мир. Потом все стихло, и погода прояснилась. С тех пор, с умиротворением снежного шторма, скованные великими заносами горы стояли в цепенеющей и отстранившейся ото всего на свете стылой тишине. И только все настойчивей возрастающий и все прибывающий гул крупнотоннажного вертолета, пробирающегося в тот предвечерний час по каньону Узун-Чат к ледяному перевалу Ала-Монгю, задымленному в ветреной выси кручеными облаками, все нарастал, все приближался, усиливаясь с каждой минутой, и наконец восторжествовал — полностью завладел пространством и поплыл всеподавляющим, гремучим рокотом над недоступными ни для чего, кроме звука и света, хребтами, вершинами, высотными льдами.

Умножаемый среди скал и распадков многократным эхом, грохот над головой надвигался с такой неотвратимой и грозной силой, что казалось, еще немного — и случится нечто страшное, как тогда — при землетрясении… какой-то критический момент так и получилось — с крутого, обнаженного ветрами каменистого откоса, что оказался по курсу полета, тронулась, дрогнув от звукового удара, небольшая осыпь и тут же приостановилась, как заговоренная кровь.

Этого толчка неустойчивому грунту, однако, было достаточно, чтобы несколько увесистых камней, сорвавшись с крутизны, покатились вниз, все больше разбегаясь, раскручиваясь, вздымая следом пыль и щебень, а у самого подножия проломились, подобно пушечным ядрам, сквозь кусты краснотала и барбариса, пробили сугробы, достигли накатом волчьего логова, устроенного здесь серыми под свесом скалы, в скрытой за зарослями расщелине близ небольшого, наполовину замерзшего теплого ручья.

Волчица Акбара отпрянула от скатившихся сверху камней и посыпавшегося снега и, пятясь в темень расщелины, сжалась, как пружина, вздыбив загривок и глядя прд собой дико горящими в полутьме, фосфоресцирующими глазами, готовая в любой момент к схватке. Но опасения ее были напрасны.

ЧИНГИЗ АЙТМАТОВ. ПЛАХА. КОНЕЦ МИРА ОТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЗЛА

Это тема наркомании, нарастяющей экологической катастрофы, роли человека в будущей судьбе человечества. Каков он человек — венец Природы? Роман навевает очень тревожные мысли, вызывает чувства отчаяния и боли.

5 Съ зарей воздвигнулася плаха. Среди тюремнаго двора Маркизъ Сенъ- Клэръ гляд лъ безъ страха. На ликъ суроваго монаха.

Человек и природа в романе Ч. Выживет ли человек, и каким он будет в условиях технократического века? Вот бывший семинарист, а теперь внештатный корреспондент областной молодежной газеты Авдий Каллистратов. В его воображении оживают события многовековой давности и прежде всего Христос, чья земная участь соотносится с судьбой айтматовского персонажа. Вот чабаны-антиподы Бостон и Базарбай. А вот" алкоголики-анашисты, охотники-заготовители, больше похожие на бандитов-расстрельщиков.

И тут же подробнейшим образом изображается жизнь волчьего семейства, описываются материнские чувства волчицы Акбары, гибель ее детенышей, жестокая облава на сайгаков, ставшая началом их массового уничтожения.

Краткий сюжет романа Айтматова «Плаха»

Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар. Жутко, что тут разыгралось - в метельной кромешности исчезли горы, исчезло небо, исчез весь прежний видимый мир.

Потом все стихло, и погода прояснилась. С тех пор, с умиротворением снежного шторма, скованные великими заносами горы стояли в цепенеющей и отстранившейся ото всего на свете стылой тишине.

И потому в душе ни горечи, ни страха, что в будущем уже мне выстругана плаха. Фрагмент киносъемки. Что нам делать — не знаю, мое сероглазое.

Когда волчья стая окружила сайгаков, внезапно появились вертолёты. В конце погони из волков в живых остались только Акбара и Ташчайнар двое их волчат погибли под копытами безумной массы, третьего застрелил один из охотников. Им, усталым и израненным, хотелось поскорее оказаться в родном логове, но и возле него были люди, собиравшие сайгачьи трупы — план мясосдачи дал этим бездомным шанс подзаработать.

В их военном вездеходе среди холодных туш сайгаков лежал связанным Авдий Каллистратов, сын покойного дьякона, изгнанный за ересь из духовной семинарии. В ту пору он работал внештатным сотрудником областной комсомольской газеты: У Авдия было бледное высокое чело. Серые глаза навыкате отражали непокой духа и мысли, а волосы до плеч и каштановая бородка придавали лицу благостное выражение.

Мать Авдия умерла в раннем детстве, а отец, вложивший в воспитание сына всю душу, — вскоре после того, как тот поступил в духовное училище.

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ. ПРОКЛЯТЬЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Жизнь без страха не просто возможна, а полностью достижима! Узнай как избавиться от страхов, кликни здесь!